За что лишают прав 2020


За что лишают водительских прав в 2020 году: таблица

Водителя лишают прав, если он совершил серьезное нарушение ПДД. Есть масса оснований для изъятия удостоверения. При незначительном нарушении удостоверение будет изъято на пару месяцев, а при существенном и неоднократном нарушении законодательства человека могут лишить их надолго. Рассмотрим, за что лишают водительских прав.

Таблица нарушений

Вид правонарушения На какой срок нарушителя лишают прав Ссылки на законодательные нормы
Вождение в нетрезвом виде
Управление авто в состоянии алкогольного, наркотического опьяненияОт 1,5 до 2 летСт. 12.8 КоАП РФ
Передача своего автомобиля другому лицу, который находится в нетрезвом состоянииОт 1,5 до 2 лет
Повторное нарушение предыдущих двух пунктовДо 3 лет
Отказ проходить медицинскую экспертизу с целью выявить факт нетрезвого состоянияОт 1,5 до 2 лет
Отсутствие знаков, их неверное применение
Отсутствие на авто нарушителя знаков, их применение использование, включая невозможность их определенияДо 3 месяцевСт. 12.2 КоАП РФ
Наличие на авто заведомо поддельных знаков От полугода до 1 года
Неправомерное применение световых устройств
Применение на авто красного светового прибораОт полугода до 1 годаСт. 12.5 КоАП РФ
Оснащение авто звуковым или световым прибором без наличия у автовладельца официального разрешения на этоОт 1 до 1,5 лет
Применение особых звуковых или световых приборов при движении авто без наличия у автовладельца официального разрешения на этоДо 2 лет
Нанесение на авто цветовых и графических изображений, характерных для оперативного вида транспортаОт 1 до 1,5 лет
Превышение скорости, выезд на встречку или ЖД-переезд
Превышение скорости на 60 км/чОт 4 до 6 месяцевСт. 12.9 КоАП РФ
На 80 км/часДо полугода
Выезд на встречкуОт 4 до 6 месяцевСт. 12.15 КоАП РФ
При движении через переезд при закрытом шлагбауме, запретительном сигнале светофораДо 6 месяцев
При движении по встречкеДо 6 месяцев
Повторное нарушение пунктов ст. 12.15 КоАП РФДо 1 года
Несоблюдение правил грузоперевозок, нанесение вреда другим водителям и пассажирам
Перевозка крупного груза без официального разрешенияДо 6 месяцевСт. 12.21.1 КоАП РФ
Расхождение в допустимом размере груза более чем на 10 см при реальных габаритах (по сравнению с показателями в сопроводительной документации)До 4 месяцев
Отклонение от маршрута, отсутствие официального разрешенияОт 4 до 6 месяцев
Нанесение ущерба самочувствию, отъезд с места ДТПНа 1,5 летСт. 12.27 КоАП РФ
Нанесение ущерба самочувствию средней тяжестиДо 2 лет
Нанесение легкого ущерба самочувствиюОт 1 до 1,5 лет
Недопуск скорой помощи и другого транспорта со специальным сигналом
Отказ предоставлять спецмашине преимущество в процессе транспортного движенияОт 1 до 3 месяцевСт. 12.17 КоАП РФ

Процедура изъятия водительских прав

Процедура лишения прав состоит из следующих шагов.

1. Составление административного протокола

Протокол составляет инспектор ГИБДД. Он указывает в документе:
  • обстоятельства совершенного правонарушения;
  • информацию о свидетелях;
  • пункты ПДД и статьи КоАП РФ, которые нарушил водитель;
  • объяснения со стороны нарушителя, его возражения;
  • подпись водителя.

Ксерокопия протокола выдается водителю. Права остаются вместе с нарушителем до момента вынесения судом соответствующего постановления.

Но если водителя обвинили в вождении в нетрезвом виде, то инспектор ГИБДД дополнительно составит протокол, отстраняющий человека от управления транспортом. Если водитель отказывался использовать алкотестер или не согласен с показаниями прибора, сотрудник составит протокол о направлении на освидетельствование в медицинском учреждении.

Наши эксперты знают ответ на Ваш вопрос

Хотите решить свою проблему? Бесплатно проконсультируйтесь у нашего юриста по форме или по номерам телефонов:

2. Направление материалов дела в суд

Инспектор на протяжении 3 последующих дней должен передать материалы дела в судебный орган. Материалы включают в себя:
  • протоколы;
  • схемы;
  • рапорты;
  • акты;
  • фотографии, видео;
  • свидетельские показания.

Материалы направляются в мировой суд по месту произошедшего.

3. Рассмотрение дела в суде

Суд принимает материалы к производству, устанавливает дату заседания, информирует об этом водителя.

Можно зайти на официальный сайт судебного органа и в разделе делопроизводства самому получить информацию о дате заседания.

Нарушитель в процессе изучения дела может знакомиться с материалами, давать объяснения, предоставлять доказательства, направлять ходатайства об их истребовании.

Выделяются обстоятельства, которые могут смягчить наказание:

  • содействие инспектору ГИБДД при составлении протокола, уточнении ситуации;
  • возмещение ущерба имуществу, здоровью других участников движения на добровольной основе.

Если нарушителем оказалась мать малыша или беременная женщина, то наказание тоже смягчат.

Обжалование судебного постановления

Основаниями для обжалования судебного постановления выступают следующие факторы.

  • Инспектор ДПС нарушил законодательные нормы в процессе изъятия удостоверения.
  • Инспектор ДПС не объяснил водителю его права.
  • В протоколе отсутствует подпись водителя о том, что он ознакомлен со ст. 51 Конституции РФ и может отказаться свидетельствовать самого себя.
  • Суд нарушил процессуальные нормы при изучении дела.

Возврат водительских прав

Для возврата прав необходимо сдать теоретический экзамен – вопросы аналогичные тому, которые предлагаются водителям при обучении в автошколе.

Права будут храниться в ГИБДД на протяжении 3 лет, и забрать их можно в любой удобный момент до истечения этого срока.

Если у водителя изъяли права из-за того, что он отказался проходить медицинское освидетельствование, то для получения удостоверения обратно ему нужно предоставить в ГИБДД запрашиваемую справку из медучреждения.

Дополнительные особенности и нюансы

Помимо лишения прав, есть масса других способов привлечь водителя к ответственности: штраф, обязательные или понудительные работы, лишение свободы. Конкретное наказание устанавливают уполномоченные органы при изучении дела.

Оградить водителя от управления транспортом могут не только из-за несоблюдения им правил автодвижения, но и в качестве административного наказания по другим делам – например, при неуплате алиментов.

В законе нет наказания в форме лишения прав пожизненно. Но если владелец авто регулярно совершает правонарушения, то он рискует оказаться без прав на долгое время. К тому же повторное нарушение правил ужесточает последующие наказания.

Если срок действия прав подошел к концу, то необходимо сдать теоретический экзамен по ПДД, после чего забрать права в соответствующем отделении ГИБДД. При выявлении просроченных документов инспектор ГИБДД вправе привлечь водителя к ответственности.

Подводим итоги

Таким образом, есть внушительный список оснований, по которым водителя могут лишить прав. Период изъятия документа составляет от нескольких месяцев до нескольких лет – в зависимости от тяжести правонарушения. Дополнительно человека могут привлечь к другим видам ответственности – не только к административной, но и к уголовной. При наличии особых обстоятельств наказание будет смягчено, а при повторном лишении прав – ужесточено.

Поделитесь с друзьями:

World Report 2020: глобальная угроза правам человека в Китае

Неважно, где я и какой у меня паспорт. [Китайские власти] будут терроризировать меня где угодно, и у меня нет возможности с этим бороться.

- уйгурский мусульманин с европейским гражданством, Вашингтон, сентябрь 2019 г.

Правительство Китая видит в правах человека существующую угрозу. Его реакция может представлять экзистенциальную угрозу правам людей во всем мире.

Дома Коммунистическая партия Китая, обеспокоенная тем, что разрешение политической свободы поставит под угрозу ее власть, создала оруэлловское высокотехнологичное государство наблюдения и сложную систему цензуры в Интернете для мониторинга и подавления общественной критики.За границей он использует свое растущее экономическое влияние, чтобы заставить замолчать критиков и осуществить самое интенсивное нападение на глобальную систему защиты прав человека с тех пор, как эта система начала появляться в середине 20-го века.

Пекин долгое время уделял большое внимание созданию «Великого брандмауэра», чтобы люди Китая не подвергались какой-либо критике правительства из-за рубежа. Теперь правительство все чаще нападает на самих критиков, независимо от того, представляют ли они иностранное правительство, являются частью зарубежной компании или университета или присоединяются к реальным или виртуальным направлениям общественного протеста.

Ни одно другое правительство не задерживает одновременно миллион представителей этнического меньшинства за принудительное воспитание и нападает на любого, кто осмеливается оспаривать его репрессии. И хотя другие правительства совершают серьезные нарушения прав человека, ни одно другое правительство не напрягает свои политические силы с такой энергией и решимостью подорвать международные стандарты и институты в области прав человека, которые могли бы привлечь его к ответственности.

Если не оспаривать, действия Пекина предвещают антиутопическое будущее, в котором никто не находится вне досягаемости китайских цензоров, а международная система защиты прав человека настолько ослаблена, что она больше не служит сдерживающим фактором для правительственных репрессий.

Безусловно, правительство Китая и Коммунистическая партия не являются сегодня единственной угрозой правам человека, как показывает Всемирный доклад Хьюман Райтс Вотч . Во многих вооруженных конфликтах, таких как в Сирии и Йемене, воюющие стороны открыто игнорируют международные правила, разработанные для того, чтобы избавить гражданское население от опасности войны, от запрещения химического оружия до запрета бомбардировок больниц.

В других местах авторитарные популисты получают власть, демонизируя меньшинства, а затем сохраняют власть, нападая на ограничения и противовесы их правлению, такие как независимые журналисты, судьи и активисты.Некоторые лидеры, такие как президент США Дональд Трамп, премьер-министр Индии Нарендра Моди и президент Бразилии Джейр Болсонаро, обуздывают тот же свод международного права в области прав человека, который подрывает Китай, стимулируя свою общественность теневым боксом с «глобалистами», которые осмеливаются предложить что правительства везде должны быть связаны одними и теми же стандартами.

Несколько правительств, которые когда-то могли полагаться в своей внешней политике на защиту прав человека, по крайней мере, какое-то время, в значительной степени отказались от этого дела.Другие, столкнувшись со своими собственными внутренними проблемами, создают случайную защиту.

Тем не менее, даже на этом тревожном фоне китайское правительство выделяется своим охватом и влиянием своих правозащитных усилий. Результатом правозащитной деятельности является «идеальный шторм» - мощное централизованное государство, группа единомышленников-правителей, отсутствие лидерства среди стран, которые могли бы выступать за права человека, и разочаровывающая коллекция демократических стран, готовых продать веревка, которая душит систему прав, которую они преследуют.

Обоснование Пекина

Мотивация нападения Пекина на права проистекает из хрупкости правления путем репрессий, а не согласия населения. Несмотря на впечатляющие десятилетия экономического роста в Китае, вызванные тем, что сотни миллионов людей наконец-то освободились от нищеты, Коммунистическая партия Китая боится своего народа.

Внешне будучи уверенным в успехе в представлении людей по всей стране, Коммунистическая партия Китая обеспокоена последствиями беспрепятственного общественного обсуждения и политической организации и, таким образом, боится подвергнуться общественному контролю.

В результате Пекин сталкивается с непростой задачей управления огромной и сложной экономикой без участия общественности и дебатов, которые позволяет политическая свобода. Зная, что в отсутствие выборов легитимность партии во многом зависит от растущей экономики, китайские лидеры опасаются, что замедление экономического роста увеличит требования общественности к большему количеству мнений о том, как она управляется. Националистические кампании правительства по продвижению «китайской мечты» и его пропаганда дискуссионных антикоррупционных усилий не изменяют эту основополагающую реальность.

Последствия при президенте Си Цзиньпине - самое распространенное и жестокое притеснение Китая за последние десятилетия. То, что скромное открытие существовало недолго в последние годы, чтобы люди могли высказываться по вопросам, представляющим общественный интерес, было решительно закрыто. Гражданские группы были закрыты. Независимой журналистики больше нет. Онлайн-разговор был сокращен и заменен на организованное лицемерие. Этнические и религиозные меньшинства подвергаются жестоким преследованиям. Небольшие шаги к верховенству закона были заменены традиционным правлением коммунистической партии законом .Ограниченные свободы Гонконга в рамках «одной страны, двух систем» подвергаются серьезным испытаниям.

Си стал самым влиятельным лидером Китая со времен Мао Цзэдуна, создавая бесстыдный культ личности, устраняя ограничения президентских сроков, продвигая «мысли Си Цзиньпина» и продвигая грандиозные видения могущественной, но самодержавной нации. Чтобы гарантировать, что она может продолжать расставлять приоритеты своей собственной власти над потребностями и желаниями народа Китая, Коммунистическая партия предприняла решительное нападение на политические свободы, которые могут показать обществу что-либо, кроме согласия с его правлением.

Неограниченное состояние наблюдения

Пекин, как и любое другое правительство, поставил технологию в центр своих репрессий. Кошмарная система уже была построена в Синьцзяне, северо-западном регионе, в котором проживают около 13 миллионов мусульман - уйгуров, казахов и других тюркских меньшинств, - а также самая навязчивая система общественного мониторинга, которую когда-либо знал мир. Коммунистическая партия Китая долгое время стремилась контролировать людей на предмет любых признаков инакомыслия, но сочетание растущих экономических средств и технических возможностей привело к беспрецедентному режиму массового наблюдения.

Предполагаемая цель состоит в том, чтобы избежать повторения нескольких инцидентов с применением насилия, совершенных предполагаемыми сепаратистами несколько лет назад, но предприятие намного превосходит любую ощутимую угрозу безопасности. Один миллион чиновников и партийный персонал были мобилизованы в качестве незваных «гостей», чтобы регулярно «посещать» и оставаться в домах некоторых из этих мусульманских семей, чтобы следить за ними. Их работа заключается в том, чтобы тщательно изучать и сообщать о «проблемах», таких как люди, которые молятся или демонстрируют другие признаки активной приверженности исламской вере, кто связывается с членами семьи за границей или кто демонстрирует что-либо меньшее, чем абсолютная верность коммунистической партии.

Это личное наблюдение - лишь вершина айсберга, аналоговая прелюдия к цифровому шоу. Безотносительно к международно признанному праву на неприкосновенность частной жизни правительство Китая развернуло видеокамеры по всему региону, объединило их с технологией распознавания лиц, развернуло приложения для мобильных телефонов для ввода данных наблюдений официальных лиц, а также электронных контрольных точек и обработало полученная информация посредством анализа больших данных.

Собранные им данные используются для определения того, кто задержан за «перевоспитание».«В самом большом случае произвольного задержания за десятилетия один или более миллионов тюркских мусульман были лишены свободы, заключены на неопределенный срок в результате принудительного воспитания. Задержания создали бесчисленных «сирот» - детей, чьи родители находятся под стражей, - которые в настоящее время содержатся в школах и государственных детских домах, где они также подвергаются воспитательной обработке. Дети в обычных школах Синьцзяна могут столкнуться с подобной идеологической подготовкой.

Очевидная цель состоит в том, чтобы лишить мусульман какой-либо приверженности их вере, этнической принадлежности или независимым политическим взглядам.Способность задержанных вернуть свою свободу зависит от убеждения их тюремщиков в том, что они являются мандариноговорящими, не исповедующими ислам исламом Си и Коммунистической партии. Это наглое стремление отражает тоталитарный импульс к переосмыслению мышления людей, пока они не примут верховенство партийного правления.

Правительство Китая создает аналогичные системы наблюдения и поведения по всей стране. Наиболее примечательной является «система социального кредита», которая, как обещает правительство, будет наказывать за плохое поведение, такое как сойка и неуплата судебных сборов, и вознаграждение за хорошее поведение.«Надежность» людей - по оценке правительства - определяет их доступ к желаемым социальным товарам, таким как право жить в привлекательном городе, отправлять детей в частную школу или путешествовать на самолете или скоростном поезде. В настоящее время политические критерии не включены в эту систему, но для их добавления потребуется совсем немного времени.

К сожалению, состояние наблюдения можно экспортировать. Лишь немногие правительства способны развернуть людские ресурсы, которые Китай посвятил Синьцзяну, но технология становится готовой, привлекательной для правительств со слабой защитой конфиденциальности, таких как Кыргызстан, Филиппины и Зимбабве.Китайские компании не единственные, кто продает эти оскорбительные системы, в число других входят компании из Германии, Израиля и Великобритании, но доступные по цене пакеты в Китае делают их привлекательными для правительств, которые хотят подражать его модели наблюдения.

Китайский шаблон процветающей диктатуры

Многие автократы с завистью смотрят на соблазнительную смесь успешного экономического развития Китая, быстрой модернизации и, по-видимому, прочного контроля над политической властью. Отнюдь не будучи отвергнутым как глобальный изгой, китайское правительство ухаживает за всем миром, его неизбранный президент получает лечение по красной дорожке, куда бы он ни шел, и страна, принимающая престижные события, такие как зимние Олимпийские игры 2022 года.Цель состоит в том, чтобы изобразить Китай открытым, гостеприимным и могущественным, несмотря на то, что он превращается в еще более безжалостное самодержавное правление.

Когда-то считалось, что по мере экономического роста Китая будет создан средний класс, который будет требовать своих прав. Это привело к удобной фикции, что не было необходимости давить на Пекин по поводу его репрессий; было достаточно торговать с этим.

Немногие сегодня считают это корыстным обоснованием, но большинство правительств нашли новые способы оправдать статус-кво.Они по-прежнему отдают приоритет экономическим возможностям в Китае, но без претензии на стратегию по улучшению уважения прав людей там.

Фактически, Коммунистическая партия Китая показала, что экономический рост может усилить диктатуру, предоставляя ей средства для обеспечения соблюдения своего правила - тратить все, что требуется, для поддержания власти - от легионов силовиков, которых она использует, до режима цензуры, который она использует. поддерживает и всепроникающее состояние наблюдения, которое он строит. Эти огромные ресурсы, подкрепляющие авторитарное правление, сводят на нет способность людей по всему Китаю иметь какое-либо мнение о том, как ими управляют.

Эти события - музыка для ушей мировых диктаторов. Они считают, что их правление с учетом интересов Китая также может привести к процветанию без вмешательства со стороны свободных дебатов или оспариваемых выборов. Не берите в голову, что история неподотчетных правительств полна экономических разрушений.

На каждого Ли Квана Ю, покойного сингапурского лидера, которого часто упоминают сторонники самодержавного правления, есть еще много - Роберт Мугабе из Зимбабве, Николас Мадуро из Венесуэлы, Абдель Фаттах ас-Сиси из Египта, Омар аль-Башир из Судан, или Теодоро Обианг Нгема Мбасого из Экваториальной Гвинеи, который привел свою страну к гибели.Неотчетные правительства склонны ставить свои интересы выше интересов своих людей. Они отдают приоритет своей власти, своим семьям и своим близким друзьям. Частым результатом являются пренебрежение, стагнация и постоянная бедность, если не гиперинфляция, кризисы общественного здравоохранения и экономический кризис.

Даже в Китае необъяснимая система управления не дает голоса тем, кто остался в растущей экономике Китая. Чиновники хвастаются экономическим прогрессом страны, но подвергают цензуре информацию о растущем неравенстве в доходах, дискриминационном доступе к общественным благам, избирательном преследовании за коррупцию и о том, что каждый пятый ребенок остается в сельской местности, поскольку их родители ищут работу в других частях страны ,Они скрывают насильственные сносы и перемещения, ранения и смерти, которые сопровождают некоторые крупные инфраструктурные проекты в стране, и постоянную инвалидность, вызванную небезопасными и нерегулируемыми продуктами питания и наркотиками. Они даже намеренно недооценивают количество людей с ограниченными возможностями.

Более того, не нужно далеко ходить в истории Китая, чтобы столкнуться с огромными человеческими жертвами неподотчетного правительства. Та же самая Коммунистическая партия Китая, которая сегодня провозглашает китайское чудо, только недавно наложила разрушения в результате Культурной революции и Великого скачка вперед, причем число смертей составило десятки миллионов.

Кампания Китая против глобальных норм

Во избежание негативной реакции со стороны населения на нарушение прав человека в Китае правительство Китая пытается подорвать международные институты, которые призваны защищать их. Китайские власти давно оттеснили иностранную заботу о правах человека как о посягательстве на ее суверенитет, но эти усилия были сравнительно скромными. Теперь Китай запугивает другие правительства, настаивая на том, чтобы они аплодировали ему на международных форумах и присоединялись к его атакам на международную систему прав человека.

Пекин, похоже, методично строит сеть государств поддержки, которые зависят от его помощи или бизнеса. Те, кто пересекают это, рискуют местью, такой как угрозы Швеции после того, как независимая шведская группа наградила издателя из Гонконга (и гражданина Швеции), которого китайское правительство арестовало и насильственно исчезло после того, как он напечатал книги, критикующие китайца правительство.

Пекинский подход ставит его в противоречие с самой целью международных прав человека.Там, где другие видят людей, подвергающихся преследованиям, чьи права нуждаются в защите, правители Китая видят потенциальный прецедент правоприменения, который может вернуться, чтобы преследовать их. Используя свой голос, свое влияние, а иногда и вето в Совете Безопасности, китайское правительство пытается заблокировать меры Организации Объединенных Наций по защите некоторых из наиболее преследуемых в мире людей, отвернувшись от сирийских гражданских лиц, сталкивающихся с неизбирательными авиаударами со стороны российских и сирийских самолетов; мусульмане рохинджа, этнически очищенные от своих домов убийствами, изнасилованиями и поджогами армии Мьянмы; Йеменские гражданские лица, подвергшиеся бомбардировке и блокаде со стороны возглавляемой Саудовской Аравией коалиции; и венесуэльский народ, страдающий от экономических разрушений из-за неумелого руководства Николаса Мадуро.Во всех этих случаях Пекин скорее оставит жертв на произвол судьбы, чем создаст модель защиты прав, которая может бумеранговать на его собственное репрессивное правление.

Пекинские методы часто имеют определенную тонкость. Китайское правительство принимает международные договоры по правам человека, но затем пытается переосмыслить их или подорвать их применение. Он научился сотрудничать с проверками ООН своих прав, и при этом не жалел усилий, чтобы помешать честному обсуждению.Он не позволяет местным критикам выезжать за границу, лишает ключевых международных экспертов доступа в страну, организует своих союзников, многие из которых печально известны своими репрессиями, чтобы петь ей похвалы, и часто представляет откровенно нечестную информацию.

Даже когда речь идет об экономических правах, Пекин не хочет независимой оценки своего прогресса, потому что для этого потребуется изучить не его предпочтительный показатель - рост валового внутреннего продукта - а такие меры, как успехи наименее избранных в Китае, включая преследование меньшинства и те, кто остался в сельской местности.И, конечно же, она не хочет независимой оценки гражданских и политических прав, потому что уважение к ним создаст систему подотчетности - гражданским активистам, независимым журналистам, политическим партиям, независимым судьям и свободным и справедливым выборам - которых она намерена избегать.

Средства поддержки

Хотя Китай является движущей силой этой глобальной атаки на права человека, у него есть добровольные сообщники. Они включают в себя коллекцию диктаторов, автократов и монархов, которые сами заинтересованы в подрыве системы прав человека, которая может привлечь их к ответственности.Они также включают правительства, а также компании и даже академические учреждения, которые якобы привержены правам человека, но отдают приоритет доступу к богатствам Китая.

Что еще хуже, несколько стран, которые когда-то часто могли рассчитывать на защиту прав человека, пропали без вести. Президент США Трамп был больше заинтересован в том, чтобы принять дружелюбных автократов, чем защищать стандарты прав человека, которые они игнорируют. Европейский Союз, отвлеченный Brexit, заблокированный националистическими государствами-членами и разделенный по вопросам миграции, столкнулся с трудностью принятия единого мнения о правах человека.Даже несмотря на то, что люди вышли на улицы за права человека, демократию и верховенство закона в Алжире, Судане, Ливане, Ираке, Боливии, России и Гонконге во впечатляющей волне глобальных протестов, демократические правительства часто отреагировали теплой реакцией. и выборочная поддержка. Это несоответствие помогает Китаю утверждать, что озабоченность, выраженная в отношении его прав человека, является вопросом политики, а не принципа.

Были редкие исключения из этого молчаливого угнетения Китая.В июле в Совете ООН по правам человека 25 правительств впервые объединились в таком количестве, чтобы выразить обеспокоенность по поводу чрезвычайных репрессий в Синьцзяне. Примечательно, что, опасаясь гнева китайского правительства, никто не хотел зачитывать заявление вслух Совету, как это принято. Вместо этого, найдя безопасность в цифрах, группа просто представила совместное заявление в письменном виде. Это изменилось в октябре на Генеральной Ассамблее ООН, когда Соединенное Королевство зачитало вслух параллельное заявление аналогичной коалиции правительств, но первоначальное колебание показывает огромное нежелание даже самых приверженных стран бросить вызов Китаю фронтально.Этот страх подкрепляет безнаказанность, которой Китай пользуется в международных кругах, несмотря на широкую природу его злоупотреблений.

Другие правительства были слишком рады принять Пекин. В ответ на эти два случая коллективной критики китайское правительство организовало свои собственные совместные заявления о поддержке, которые бесстыдно приветствовали его «меры по борьбе с терроризмом и дерадикализацией в Синьцзяне», которые привели к «более сильному чувству счастья, удовлетворения, и безопасность.Подписание подписали до 54 правительств, в том числе таких известных нарушителей прав человека, как Россия, Сирия, Северная Корея, Мьянма, Беларусь, Венесуэла и Саудовская Аравия. Эта галерея репрессивных правительств, возможно, не пользуется доверием, но их огромные цифры иллюстрируют тяжелую борьбу, с которой столкнулись те немногие страны, которые готовы противостоять Китаю в области прав человека.

Можно было бы надеяться, что Организация Исламского Сотрудничества (ОИК) - группа из 57 в основном мусульманских стран - выступит на защиту преследуемых мусульман Синьцзяна, как они сделали это для мусульман рохинья, этнически очищенных Мьянмой. военные.Вместо этого ОИК издала ошеломляющий панегирик, похвалив Китай за «оказание помощи своим гражданам-мусульманам». Пакистан, несмотря на свою роль координатора ОИК и соответствующую обязанность выступать против злоупотреблений, с которыми сталкиваются мусульмане, выступал за такие усилия.

Примечательно, однако, что члены ОИК Турция и Албания поддержали призыв к проведению независимой оценки ООН в Синьцзяне, в то время как Катар вышел из китайского противодействия. В целом, около половины государств-членов ОИК отказались присоединиться к попыткам Китая обелить свою репутацию в Синьцзяне - важный первый шаг, но едва достаточный перед лицом таких массовых злоупотреблений.

Члены ОИК и другие государства, не склонные оспаривать Пекин, также участвовали в пропагандистских турах по Синьцзяну, организованных китайским правительством для критики его задержания мусульман. Поднимая Великую Стену Дезинформации, китайские власти нелепо утверждали, что это массовое лишение свободы было упражнением в «профессиональном обучении». Затем они организовали посещение делегациями дипломатов и журналистов некоторых из тех, кто проходил «подготовку». Какая небольшая возможность была свободно говорить с мусульманскими заключенными, быстро проколола прикрытие.Показная выставка часто была настолько нелепой, что сама себя опровергала, например, когда группа заключенных была вынуждена петь на английском языке детскую песню «Если ты счастлив и знаешь это, хлопай в ладоши!»

Смысл этих шоу-туров не должен был быть убедительным; это должно было дать правительствам повод не критиковать Пекин. Они были фиговым листком, чтобы спрятаться за ним, алиби для безразличия.

Мировые лидеры, побывавшие в Китае, включая тех, кто считает себя чемпионами по правам человека, не показали значительно лучших результатов.Например, президент Франции Эммануэль Макрон посетил Китай в ноябре 2019 года, но не сделал публичного упоминания о правах человека. Посещающие лидеры, как правило, оправдывали такое публичное молчание, настаивая на том, чтобы они обсуждали вопросы прав человека с китайскими чиновниками в частных беседах. Но мало доказательств того, что этот закулисный подход приносит пользу.

Одна только спокойная дипломатия не делает ничего, чтобы опозорить правительство, которое ищет признания в качестве законного и уважаемого члена международного сообщества.Вместо этого, фотографии улыбающихся чиновников в сочетании с общественным молчанием о правах человека сигнализируют миру - и, самое главное, народу Китая, которые являются главными агентами перемен, - что VIP-посетитель безразличен к репрессиям Пекина.

Элементы власти Китая

Китайские власти организовывают свои атаки на критику прав человека частично посредством централизованного развертывания своего экономического влияния. Ни один китайский бизнес не может позволить себе игнорировать требования Коммунистической партии, поэтому, когда приходит слово, чтобы наказать страну за ее критику Пекина - например, за то, что он не покупает ее товары - у компании не остается иного выбора, кроме как подчиниться.В результате любое некитайское правительство или компания, стремящиеся вести бизнес с Китаем, если оно публично выступает против репрессий со стороны Пекина, сталкивается не с рядом решений отдельных китайских компаний о том, как реагировать, а с одной центральной командой, имеющей доступ ко всему На карту поставлен китайский рынок - 16 процентов мировой экономики. Например, после того, как генеральный директор «Хьюстон Рокетс» разозлил правительство Китая, опубликовав в Твиттере информацию о своей поддержке протестующих за демократию в Гонконге, всех 11 официальных китайских деловых партнеров Национальной баскетбольной ассоциации, включая веб-сайт, посвященный путешествиям, производителя молока и быстрый Пищевая цепочка - приостановлены связи с лигой.

Администрация Трампа - это одно правительство, которое было готово противостоять Китаю, о чем лучше всего свидетельствует введение санкций в октябре 2019 года против Синьцзянского бюро общественной безопасности и восьми китайских технологических компаний за соучастие в нарушениях прав человека. Но жесткая риторика американских чиновников, осуждающих нарушения прав человека в Китае, часто подрывается похвалой Трампа Си Цзиньпина и других дружественных автократов, таких как российский Владимир Путин, турецкий Реджеп Тайип Эрдоган, египетский Абдель Фаттах аль-Сиси и саудовская Аравия Мухаммед бен Салман не говоря уже о собственной внутренней политике администрации, нарушающей права человека, такой как жестокое и незаконное принудительное разлучение детей с родителями на американо-мексиканской границе.

Это несоответствие позволяет Пекину игнорировать критику Вашингтона в области прав человека. Более того, ошибочный вывод администрации Трампа из Совета ООН по правам человека из-за опасений за Израиль проложил путь к тому, чтобы китайское правительство оказало большее влияние на этот центральный институт защиты прав.

Важным инструментом влияния Китая стала Сирийская «Инициатива« Пояс и дорога »» (BRI) - инфраструктурная и инвестиционная программа на триллион долларов, которая облегчает доступ Китая к рынкам и природным ресурсам в 70 странах.Благодаря частому отсутствию альтернативных инвесторов, БРИ обеспечило китайскому правительству значительную добрую волю среди развивающихся стран, даже несмотря на то, что Пекин смог навязать многие расходы странам, которые он намеревается помочь.

Методы работы Китая часто усиливают авторитаризм в странах-бенефициарах. Проекты BRI, известные своими кредитами «без ограничений», в значительной степени игнорируют права человека и экологические стандарты. Они допускают незначительный вклад людей, которым может быть причинен вред.Некоторые заключаются в закулисных сделках, которые подвержены коррупции. Иногда они приносят пользу и укрепляют правящую элиту, одновременно хороня людей страны под горами долгов.

Некоторые проекты BRI печально известны: порт Шри-Ланки Хамбантота, который Китай забрал в течение 99 лет, когда погашение долга стало невозможным, или кредит на строительство кенийской железной дороги Момбаса-Найроби, которую правительство пытается погасить, вынудив грузовые перевозчики использовать его. несмотря на более дешевые альтернативы. Некоторые правительства, в том числе правительства Бангладеш, Малайзии, Мьянмы, Пакистана и Сьерра-Леоне, начали отказываться от проектов BRI, поскольку они не выглядят экономически целесообразными.В большинстве случаев непобедимый должник стремится остаться в хорошей милости Пекина.

Таким образом, займы БРИ, вместо того, чтобы быть «безнаказанными», фактически создают отдельный набор политических условий, требующих поддержки китайской программы защиты прав человека. Это обеспечивает в лучшем случае молчание, в худшем случае аплодисменты перед лицом внутренних репрессий Китая, а также помощь Пекину, поскольку он подрывает международные правозащитные учреждения.

Например, премьер-министр Пакистана Имран Хан, чье правительство является основным получателем БРИ, ничего не сказал о своих собратьях-мусульманах в Синьцзяне, когда он посещал Пекин, в то время как его дипломаты выразили крайнюю похвалу за «усилия Китая по оказанию помощи его мусульманские граждане.Точно так же Камерун выступил с похвальными заявлениями о похвале Китаю вскоре после того, как Пекин простил миллионы долгов: ссылаясь на Синьцзян, он похвалил Пекин за «полную защиту осуществления законных прав этнических меньшинств», включая «нормальную религиозную деятельность и убеждения». »

Китайские банки развития, такие как Банк развития Китая и Эксимбанк Китая, имеют растущий глобальный охват, но им не хватает важнейших гарантий прав человека. Основанный в Китае Азиатский банк инфраструктурных инвестиций не намного лучше.Его политика требует прозрачности и подотчетности в проектах, которые он финансирует, и включает социальные и экологические стандарты, но не требует, чтобы банк выявлял и устранял риски для прав человека. Среди 74 членов банка много правительств, которые утверждают, что уважают права: большая часть Европейского Союза

.
Влияние пандемии COVID-19 на права человека и верховенство права

Права человека и биомедицина

Возникают серьезные этические проблемы, и в кризис COVID-19 принимаются трудные решения. Чрезвычайно важно соблюдать человеческое достоинство и права человека. Конвенция Овьедо предоставляет государствам уникальную международно-правовую базу для использования при принятии важных решений в этом контексте, которая включает в себя принцип справедливого доступа к медицинской помощи (статья 3), руководствуясь медицинским критерии, чтобы предотвратить увеличение уязвимости и избежать дискриминации.Вместе с согласием, защитой неприкосновенности частной жизни и другими принципами Конвенции она подтверждает фундаментальную связь между правами человека, солидарностью и ответственностью, которая необходима для преодоления нынешнего кризиса.

Новая платформа "Спасите жизни - защитите людей"

Секретариат Группы Помпиду разработал онлайн-платформу для обмена опытом в решении практических задач, вызванных пандемией COVID-19.Платформа представляет собой инструмент для лиц, принимающих решения, и специалистов-практиков, а также предлагает онлайновые примеры практик, направленных на смягчение негативных последствий кризиса COVID-19 и связанных с ним ограничений для людей, употребляющих наркотики, а также для тех, кто находится в контакте с их.

Секретариат ведет активный поиск документации по существующей практике на постоянной основе. Правительственные органы, поставщики услуг, эксперты, организации гражданского общества, а также лица, предоставляющие жизненный опыт, могут внести свой вклад в платформу.

Проблемы свободы выражения и следствия свободы СМИ

Поскольку правительства во всем мире объявляют чрезвычайное положение в ответ на вспышку COVID-19, крайне важно обеспечить, чтобы любые принятые исключительные меры не подрывали свободу выражения мнений (статья 10) и другие права человека, закрепленные в Конвенции и «строго требуются в зависимости от ситуации» (статья 15)

,

Шотландский индекс множественной депривации 2020

Введение

Шотландский индекс множественной депривации является относительной мерой депривации в 6 976 небольших районах (называемых зонами данных). Если район определен как «лишенный», это может относиться к людям с низким доходом, но это также может означать меньшее количество ресурсов или возможностей. SIMD рассматривает степень, в которой район лишен семи областей: доход, занятость, образование, здравоохранение, доступ к услугам, преступность и жилье.

SIMD - это стандартный подход правительства Шотландии для выявления областей множественной депривации в Шотландии. Это может помочь улучшить понимание о результатах и ​​обстоятельствах людей, живущих в наиболее бедных районах Шотландии. Это также может позволить эффективно нацеливать политику и финансирование, если целью является полное или частичное решение или учет концентрации в местах множественной депривации.

SIMD ранжирует зоны данных от наиболее обделенных (ранжирование 1) до наименее обездоленных (ранжирование 6,976).Люди, использующие SIMD, часто обращают внимание на зоны данных ниже определенного ранга, например, на 5%, 10%, 15% или 20% наиболее обездоленных зон данных в Шотландии.

SIMD - это мера относительной депривации, основанная на районе: не каждый человек в зоне с высоким уровнем депривации сам будет испытывать высокий уровень депривации.

Зоны данных в сельской местности, как правило, охватывают большую территорию и отражают более смешанную картину людей, испытывающих различные уровни депривации. Это означает, что SIMD менее полезен при выявлении меньших очагов лишения, обнаруживаемых в более сельских районах, по сравнению с более крупными очагами, обнаруженными в городских районах.Индикаторы области SIMD все еще могут быть полезны в сельской местности, если их анализировать отдельно от городских зон данных или в сочетании с другими данными.

Уведомление о пересмотре

Обращаем ваше внимание, что Шотландский индекс множественной депривации 2020 года был пересмотрен в результате проблемы, выявленной в ранге области дохода, предоставленной Министерством труда и пенсий. Этот пересмотр влияет только на ранги доменов дохода , а общие SIMD ранги (именуемые SIMD 2020v2).Влияние минимально для большинства зон данных, а остальная часть SIMD 2020 не затронута. Ранги SIMD 2020v2 теперь должны использоваться при проведении любых анализов.

Ниже приводится краткая информация о пересмотре, а также пересмотренные данные.

Пространственные данные SIMD 2020v2 были опубликованы в шотландском центре пространственных данных.

Подтверждающие документы

Технические примечания

Произошла задержка в завершении технических замечаний, и они будут доступны в ближайшее время.Пользователи должны отметить, что индикаторы и методология, составляющие SIMD 2020, в целом не изменились с SIMD 2016 года. Технические примечания и методологию для SIMD 2016 можно найти здесь.

Основные изменения следующие

  • область образования теперь включает в себя показатель участия Skills Development в Шотландии вместо доли детей в возрасте 16–19 лет, не имеющих показателя образования, занятости или профессиональной подготовки на основе данных DWP.
  • домен доступа к услугам теперь включает в себя индикатор цифрового подключения
  • области дохода и занятости были обновлены, чтобы отразить текущие изменения в системе социального обеспечения и остаются в целом сопоставимыми с более ранними показателями

Поиск файлов

Файлы поиска почтового индекса и зоны данных были пересмотрены до SIMD 2020v2.

Карты

Интерактивное отображение на simd.scot

Анализ

Предыдущие версии SIMD

Информацию о предыдущих версиях SIMD можно найти по адресу: https: www2.gov.scot/SIMD.Это включает в себя ряд руководящих документов и исторический анализ, иллюстрирующий, как можно использовать SIMD.

Информационные бюллетени

,

Смотрите также